Электронная библиотека LitPortal

Самый первый роман с инспектором Джозефом Френчом. Несмотря на достаточно претенциозное название критики сразу отметили, что автору в дальнейшем удавалось создать куда более запутанные сюжеты. И хотя преступлению в Хэттон-гарден нельзя отказать в хитроумии, "Самое запутанное дело" так и не попало в списки лучших книг об инспекторе Френче.      Замысел преступления не совсем соответствует поджанру полицейского романа, в котором подозреваемые, сменяя друг друга, уходят со страниц навсегда, а инспектор делится своими версиями по ходу их появления. Возникает впечатление, что Джон Роуд, Эдмунд Клерихью Бентли или Филип МакДоналд воплотили бы эту идею куда как в более выигрышной форме.      Ранний полицейский роман, в отличие от книг поздних классиков вроде англичанина Колина Декстера или американца Эда МакБейна, отличался упрощенным психологизмом и часто создавал впечатление весьма небрежного ведения следствия по сравнению с методами сыщиков-любителей (недаром в серии с участием мисс Силвер инспектор Лэм неоднократно указывает на преимущества, которыми она обладает по сравнению с официальными представителями закона). Так, инспектор Френч совсем не расспрашивает Вандеркемпа о его племяннике и прекращает наводить справки о ключе от сейфа. Он не проверяет сразу несколько возможных версий, предпочитая следовать одной линии расследования. И уж, разумеется, здесь, как и во всех романах 20-х годов, напрочь отсутствует социальный подтекст.
     Можно предположить, что, подобно Эркюлю Пуаро и мисс Марпл, инспектор Френч в то время не призван был стать сквозным персонажем ряда произведений. Автор практически не дает описания его внешности, а данное ему в романе прозвище "Галантный Джо" не упоминается впоследствии, так же как и привычка обсуждать текущие дела с женой. В шестой главе он по совершенно непонятным причинам именуется "домоседом", лишь изредка выезжавшим в другие города Англии, хотя мы знаем, что чуть ли не в каждом третьем романе Френч выезжает за границу, и иногда надолго. Другими словами, инспектор производит впечатление намеренно обезличенной фигуры, обобщенного образа молодцов из Скотленд-Ярда. Периодически работающий с ним сержант Картер также представляется как бы между прочим...
     Наверное, единственной традиционной чертой всех романов оказывается обязательный комментарий - пусть поверхностный - по поводу природы и мест, в которых приходится бывать инспектору. Любовь к путешествиям (явный подарок от автора) служит причиной того, что Френч практически всю работу по делу проводит сам. Он даже берется самостоятельно расшифровывать таинственную записку, словно в Скотленд-Ярде нет специалиста по шифрам!
     Удивившись наравне с читателями своему открытию - чем он снова продемонстрировал разницу между собой и другими популярными частными сыщиками,- инспектор тем не менее остается постоянным членом детективной "Валгаллы" и участником нескольких знаменитых приключений 30-х годов.
     Роман вышел в Англии в 1925 году.


"Почему я такой? Значит, таким мне положено быть... Здесь - да. Ну, а если где–то еще? На полюсе? У экватора? Или на Сатурне? Дидро, Сон д’Аламбера Как счастлив должен быть провинциал, у которого есть чердак, где, как в молчаливой памяти, оказываются  свалены  письма, портреты и масса безделушек, не имеющих достаточной  цены,  чтобы  заботиться о них, но и не настолько позабытых, чтобы без  сожаления  от  них избавиться. "



«Турусов хотел спать, но первым заговорить об этом было как-то неудобно. Кроме того, он не хотел перебивать несущиеся, как горные реки, размышления Радецкого. Слушать его тоже не хотелось, поэтому приходилось смотреть в окно и ждать, когда же придет время расстилания коек, когда же несколько протяжных зевков закроют родник жизненного опыта, обильно бьющий из прошлого Радецкого…»



В центре остросюжетных психологических триллеров Дэя Кина - экстремальная ситуация, заставляющая люден, живущих исключительно собственными интересами, объединиться против общей беды. Так случилось с жильцами двух многоквартирных домов, когда в одном из них террорист взял заложников.Вначале сотворил Бог небо и землю... И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю... Книга Бытия


О нравах Белого дома Кристофер Бакли, спич-райтер президента Джорджа Буша-старшего, автор уже ставших популярными в России романов «Господь – мой брокер» и «Здесь курят», знает не понаслышке. Члены команды президента Такера, сменившего на посту Рональда Рейгана, проявляют недюжинную изобретательность, чтобы подобраться поближе к кормушке. Интриги и закулисная борьба приводят порой к непредсказуемым результатам.



" Только к полудню комиссар Коррадо Сканкалепре появился в своем  кабинете. Он уже побывал во Дворце правосудия, где в качестве  свидетеля  выступал  на судебном  процессе  по  делу  о  краже,  которым  завершалось  длительное  и кропотливое расследование, занявшее у него весь предыдущий год."



Командир оперативно-боевой группы `Витязь` полковник Егор Крутов — настоящая гроза террористов, боец без страха и упрека, умеющий в решающий момент мыслить, чувствовать и действовать лучше самых высококлассных профессионалов. За каждое такое вхождение в `состояние сверхвозможностей` приходится платить чрезвычайно высокую цену, безжалостно сжигая энергетику организма. И все же, вернувшись домой, Крутов вынужден грудью встать на защиту родных стен и превратиться в универсальную боевую машину, настроенную науничтожение тех, кто реально угрожает жизни не только самых дорогих ему людей, но и всего человечества.



В книгу вошли романы Картера Диксона (псевдоним знаменитого мастера жанра Джона Диксона Карра) «Читатель предупрежден» и поляка Яцека Иоахима «Венецианский кинжал», написанные в лучших традициях психологического детектива-шарады, и цикл рассказов Уильяма Прендергаста, повествующих о подлинных расследованиях английской криминальной полиции.

 



В романах, вошедших в данный сборник, действуют любимые сыщики Дж.Д.Карра. Первый - оригинал и поклонник Бахуса доктор Фелл - расследует убийство молодой женщины. Единственной зацепкой в деле является браслет с зашифрованной надписью ("Разбудить смерть"). Второй - толстяк сэр Генри Мерривейл - раскрывает тайну Чаши Кавалера. С этой средневековой реликвией связана грандиозная мистификация ("Чаша Кавалера").



…На следующее утро, поднявшись наверх, Сторер сразу же обратил внимание на то, что в кабинете по-прежнему горит свет. Он осторожно постучал в дверь, не услышал никакого ответа, снова постучал, только уже громче, но с тем же результатом, затем попробовал открыть дверь, убедился, что она закрыта изнутри, приставил к ней стул, забрался на него и попытался заглянуть в кабинет через верхнюю фрамугу… Деппинг лежал лицом вниз прямо на своем письменном столе; смертельная рана от пули находилась почти в середине лысины на затылке. Слегка оправившись от страха и шока при виде мертвого хозяина, Сторер все-таки пробрался через фрамугу внутрь кабинета: Деппинг, судя по всему, был мертв уже несколько часов, никакого огнестрельного оружия поблизости видно не было…



назад <<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 56 >>> вперед

Реклама


загрузка...









Главная Регистрация на сайте Копирайты Обратная связь F.A.Q.